Яволод (yavolod) wrote,
Яволод
yavolod

Гельмут Бёттигер. «Germans to the front!»

Когда в 1900 году подавление Боксерского восстания против западного доминирования и культурного перепрограммирования Китая угрожала превратиться в «нерентабельную», прозвучал призыв «Germans to the front!» («Немцев на фронт!»), которому немецкий император последовал с очень большим желанием. В конце концов, жестокая экспедиция Запада в Китай стала военным, а затем и экономическим успехом. Китаю пришлось, не говоря уже об обязательных закупках опиума, каждый год отдавать половину своего государственного бюджета «в качестве возмещения» западному сообществу государств. Об этом недавно напомнили речи немецких политиков на «Конференции по безопасности» в Мюнхене.

Федеральный президент Йоахим Гаук в своей речи «О роли Германии в мире» бичевал немецкую трусоватость и неправильно понимаемый пацифизм и требовал усиления международной активности Германии. «Культуру военной сдержанности» бывшего министра иностранных дел Вестервелле следует преодолеть. В том же самом смысле высказалась министр обороны Урсула фон дер Ляйен: Федеральное правительство готово усилить военные обязательства Бундесвера. Следует укрепить «как НАТО, так и ЕС». Так как «Германия сильна в Европе, но, прежде всего, Германия сильна благодаря Европе и НАТО». Организатор Конференции по безопасности Вольфганг Ишингер определил тему в момент ее открытия, когда рассказал о более активной роли Бундесвера в военных операциях и переиначил антивоенный лозунг 1968 года в «Создавать мир – оружием». «Гуманитарные мотивы важны, но они не достаточны для отправки солдат. Мы нуждаемся в четко определенной стратегии, Германия и ЕС должны определить свои интересы и приоритеты в сфере политики безопасности». Япония при изменении статьи 9 своей конституции осуществляет подобное изменение парадигмы. Япония больше не хочет отказываться от войны как средства политики.

Мотивом политического поворота Ишингер назвал то, что Германия усилением своих военных обязательств последовала бы желаниям американского правительства (а как иначе) и своих европейских соседей. «Наши партнеры ожидают это. И мы должны позаботиться о том, чтобы мы создали необходимую политическую и, впрочем, также и общественную основу для этого в Германии». Гаук намекал на то же самое более размытыми словами, когда говорил о «понимании безопасности, основывающемся на ценностях» и о том, что «самый важный внешнеполитический интерес Германии» состоит в том, «чтобы сохранить эту упорядоченную систему и сделать ее способной к будущему». При этом он делал особый упор на «концепцию защитной ответственности», которую должна принять Германия. Что значит «защитная ответственность» для тех, кого она касается, уже испытали на своей шкуре люди в Афганистане (2001), на Ближнем Востоке и теперь в Украине. По мере того, как США из экономических соображений хотят выйти из развязанных ими же войн на Ближнем Востоке и боятся задействовать свои войска в Африке для обеспечения Америки сырьем (уран, золото, нефть и т.д.), ЕС под руководством Франции и с военным персоналом ФРГ должно ввязаться в эти конфликты.

Но что же стало мотивом для внезапного изменения образа мыслей этого берлинского политика, которое немецкое население в своем большинстве не поддерживает (до сих пор, во всяком случае – средства массовой информации захотят это изменить)? В 1900 году, в случае с Китаем, поздно ставшая на путь имперской политики Германия надеялась получить свою долю в колониальной добыче западноевропейцев. Но что обещают Германии на этот раз? Министр иностранных дел Штайнмайер обобщил свой доклад на Мюнхенской конференции в семи тезисах. 1. «Германия слишком велика, чтобы комментировать мировую политику только с внешней линии», 2. «Мы признаем ответственность и предоставляем средства в распоряжение». 3. Этим Германия хочет укрепить общую европейскую внешнюю политику и политику безопасности. 4-й тезис пытается успокоить: «Использование войск всегда является только последним доводом». 5-й тезис определенно относится к Украине, кризис там должен быть решен мирно, но связывается, однако, с дипломатическим предупреждением украинскому президенту Виктору Януковичу: «Если в бочке с порохом тлеет фитиль, то очень опасно играть со временем». В 6-м тезисе Штайнмайер обращается к России: «Но это задача Москвы определить общие интересы». 7-й тезис дает признание: «Мы вместе пережили послевоенное время: Для нас нет вопроса о значении трансатлантического союза».

Наряду с нибелунговской верностью по отношению к США министр иностранных дел называет мотивом только одну цель: укрепление европейской внешней политики и политики безопасности. Джордж Фридман из американского аналитического центра STRATFOR видит в этом попытку с помощью военных методов укрепить в политическом отношении Европу, которой грозит развал из-за экономических проблем. Причину этого Фридман предполагает в определенном уменьшении военного присутствия США. Однако американский министр обороны Чарльз Хэйгел отчетливо возразил ему: США решительно настроены в ходе European Phased Adaptive Approach (EPAA) развивать в бассейне Средиземного моря новые «структуры противоракетной обороны». В качестве подтверждения он сообщил о перебазировании с целью «усиления европейской противоракетной обороны» американского эсминца «Donald Cook» (бортовой номер DDG-75, класс «Арли Бёрк») в Испанию. Этот оснащенный противоракетной системой «Aegis» («Иджис», буквально «Эгида») против баллистических ракет (AEGIS-BMD) корабль является первым из четырех кораблей такого типа. Кроме того, он заверил: «Есть несколько областей, в которые и дальше будет усиленно инвестировать американская армия. Мы также в будущем останемся ведущей мировой державой». При этом он направил предупреждение Китаю и России, которые «очень быстро модернизируют свои вооруженные силы и свою действующую в мировом масштабе военную промышленность. Это ставит под сомнение наше технологическое превосходство и наше оборонное партнерство во всем мире». Слова «оборонное партнерство» относятся к плотному поясу военных баз в странах вокруг России и Китая.

Фридман (и не только он) посчитал удивительной столь активную деятельность европейских (и американских) дипломатов в попытке свергнуть правительство в Украине, которую разделяет и Штайнмайер вопреки принципу невмешательства во внутренние дела государств (статья 2, пункт 5 Хартии ООН). Немецкое вмешательство тем более удивляет Фридмана, что экономические проблемы уже присоединенных стран привели ЕС к угрожающему самому его существованию кризису. Украина, по словам Фридмана, является «одними из ворот к сердцу России». Но если посмотреть с обратной стороны, то это не так, никаких «ворот из Европы в Россию» здесь нет, так как Карпаты в этом регионе помешали бы любым попыткам военного вторжения России. Разобрав экономическое значение Украины также относительно энергетических потоков, Фридман делает вывод: «Поэтому Украина мало значит для Европы, разве только, если бы Германия планировала новую войну против России, чего она не делает». Но если не Германия, то, вероятно, кто-то другой планирует «новую войну против России». С точки зрения западной пропаганды это звучит как полная чепуха. Но как это звучит с русской точки зрения?

Передислокация четырех эсминцев в Испанию и создание наземной радиолокационной системы радиолокатора и системы противоракет (SM-3) Aegis Ashore в Румынии и Польше соответствуют плану EPAA. Размещенные в Испании эсминцы принадлежат к так называемым «Forward Deployed Naval Forces» (FDNF, военно-морские силы передового развертывания). «Постоянная передовая дислокация четырех кораблей на военно-морской базе Рота дает нам возможность быть не только в правильное время, но и постоянно в правильном месте», сказал, согласно Defense News, министр ВМС США Рэй Мабус.

Россия снова и снова указывала на то, что создание такой противоракетной системы в значительной степени угрожает безопасности России, так как такая система делает возможным нанесение первого удара по России, поскольку для вероятного агрессора исчезает угроза ответного удара с ее стороны. Американский президент Барак Обама с момента внедрения программы EPAA 17.09.2009 снова и снова подчеркивал, что эту программу следует осуществлять во взаимном согласии с Россией. Но на разнообразные возражения России США всегда отвечали только уклончиво, мол, эта система направлена не против России, а лишь против Ирана, что не может убедить ни одного сколь-нибудь мыслящего человека. Даже письменное подтверждение этого высказывания, о котором просил российский министр иностранных дел Лавров, Белый дом до сих пор отказывался предоставить. Европейские партнеры по НАТО в ноябре 2010 года определенно приветствовали стратегический проект EPAA США и заверили американцев в своем дальнейшем участии в его осуществлении.

«Мы обеспокоены тем, что США продолжают развивать свои возможности противоракетной обороны без оглядки на Россию и ее опасения. Такая политика может подорвать стратегическую стабильность и привести к ситуации, в которой Россия могла бы считать себя вынужденной использовать свое право на расторжение договора о стратегических наступательных вооружениях», сказал директор департамента по вопросам безопасности и разоружения МИД России Михаил Иванович Ульянов. «В заявлении о противоракетной обороне, которое представила российская сторона 8.4.2010 при подписании соглашения СНВ-3, четко говорится, что к таким исключительным обстоятельствам (которые оправдывают расторжение договора) принадлежит также размещение систем противоракетной обороны США, которые грозят потенциалу российских стратегических ядерных сил». Москва надеется, говорит Ульянов, что сможет урегулировать проблему европейского противоракетного щита в согласии с Вашингтоном. «Такой шанс, естественно, есть, но теперь все зависит от политической воли США».

Ввиду внешнеполитического поведения США самое позднее с 2001 года и системного финансового кризиса начало новой мировой войны не кажется столь уж невероятным, как сто лет назад весной 1914 года. В действительности уже несколько инсайдеров указали на сходство ситуации 1914 и 2014 годов, и не только из-за годовщины. Интереснее всего в этой связи интервью, которое еще 3.6.2005 дал легенда хедж-фондов («Tiger Fond» с 9 миллиардами долларов) Джулиан Робертсон телеканалу CNBC. Робертсоном восхищались в США, так как он всегда оказывался правым во всех прогнозах о динамике рынка, что указывает на его особенные контакты в настоящем истэблишменте. На вопрос «Чем оно (финансовое развитие) кончится?», он тогда ответил: «Полным глобальным крахом», причем «не только экономическим разрушением, но и полным разрушением всей инфраструктуры и всех общественных структур, также правительств. Тотальным, полным крушением!»… «Через десять лет тот, кто еще останется в живых на этой планете, должен будет снова эффективно начинать все сначала». В этом интервью он также сказал, что режим Буша и Чейни подготавливает нацию к переходу от демократии к деспотии, так как «тогда диктатура будет необходима». (Ср. www.youtube.com/). Позже, 07.10.2013, он по существу повторил снова эти же высказывания. (Ср. www.cnbc.com)

То, о чем говорил Робертсон, звучит не как экономический коллапс, а скорее как мировая война. Однако ответственные лица на Западе ожидают не такую катастрофу, а рассчитывают на то, что в России и Китае можно будет разжечь процессы, подобные так называемой «арабской весне» или тому, что сейчас происходит в Украине. Осознают ли наши политические силачи на Мюнхенской конференции по безопасности все последствия, когда они, несмотря на все еще неподписанный мирный договор с Германией и на оговорку ООН о вражеских государствах, так самодовольно болтают о будущих военных вмешательствах?

8 февраля 2014

Источник: http://www.spatzseite.com/2014/02/germans-to-the-front/

---
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments