Яволод (yavolod) wrote,
Яволод
yavolod

Гельмут Бёттигер. «Как губная помада на свинье»

Каждый десятый житель Германии едва умеет читать или писать. По данным Гамбургского университета эти подсчитанные на примере берлинцев показатели справедливы уже и для всей Германии. Доказательство ли это успеха школьных реформ 1970-х годов или политики в области культуры? Во всяком случае, это явный «успех» «признанных» псевдоинтеллектуалов, для которых основным критерием культуры является, похоже, общественная «приемлемость сексуального разнообразия»: чем больше неграмотности, чем больше сексуализации (десублимации), т.е. чем больше отказ от собственного мышления и отказ от получения информации под идеологически воздействующим ливнем средств массовой информации, тем легче можно управлять людьми. Чтобы приучить к «приемлемости лесбийских, гомосексуальных, бисексуальных, транссексуальных, трансгендерных, интерсексуальных и странных людей», не только детей через школы, как в управляемой «Зелеными» земле Баден-Вюртемберг, гомосексуалистов время от времени с большим скандалом представляют с большой помпой в средствах массовой информации и, аплодируя, представляют упомянутым выше орошенным ливнем примеров для подражания, как это сейчас происходит в случае поднятого до уровня звезды футболиста Томаса Хицльшпергера. Но что же мотивирует людей раскрывать подробности своей интимной жизни перед широкой, вуайеристской общественностью? (Соответствующим образом издательство IPG называло финансируемый за счет рекламы молодежный журнал, который тиражом в 350 тысяч экземпляров распределяется среди молодых людей в крупных городах, «Вуайер»). Вероятно, это «свобода» того вида, которую диктаторы воспитания предлагают своим порабощенным в качестве компенсации за их целенаправленно проводимое, постепенное обеднение. А против одного учителя из Нагольта поданы заявления о совершении преступления и на «запрет на профессию» со стороны «красно-зеленых», из-за того, что он сопротивлялся образовательным планам Баден-Вюртемберга о «приемлемости сексуального разнообразия. То, что уже более 60 тысяч граждан подписали его петицию, едва ли сыграет роль, так как их высмеивают как твердолобых реакционеров. Можно ли найти более однозначное доказательство культурного и социального распада, которого так добивались в этой уже почти как семьдесят лет «перевоспитанной» стране?

«Но мы, по крайней мере, живем в правовом государстве, никого нельзя из-за его частных пристрастий …» Вот, как раз о правовом государстве! Спросите об этом Михаэля Бубака, которого стимулированные извне сомнения побудили к расследованию и, наконец, привели «к потрясающим» сведениям о «Второй смерти моего отца» (так называется его книга), а именно ко «все еще слишком мало исследованным связям между левым (или в последнее время правым) терроризмом и секретными службами, которые давно стали в Италии поводом для жарких дискуссий», писал фельетонист Нильс Минкмар 8 декабря 2008 года в газете «Франкфуртер Альгемайне Цайтунг» после прочтения книги Михаэля Бубака, и ссылался при этом на «Гладио», «тайное военизированное подразделение НАТО в Италии». Или подумайте о многочисленных жертвах Фракции Красной Армии (РАФ), например, о Мартине Шляйере. Жители сообщили в полицию о месте, где его прятали, но полиция «прошляпила». Что-то в этом роде «может» случаться.

От особенной защиты Верены Бекер Федеральной прокуратурой и подозрений в адрес «Гладио» можно быстро прийти к теракту на мюнхенском Октоберфесте 1980 года, на котором погибли 12 и были ранены 200 человек. Быстро объявили, что, мол, за «преступником-одиночкой» Гундольфом Кёлером стоял правый экстремизм. Сам Кёлер больше не мог защищаться, так как погиб во время своего террористического акта. При этом также быстро забыли и предполагаемого подстрекателя, лесничего Хайнца Лемке. Он сам пришел в полицию и указал на большие секретные военные склады оружия, но в ночь перед допросом повесился в своей камере. Столь же таинственной была смерть из-за остановки сердца 38-летнего Франка Лаутерюнга, который заявил о себе как о свидетеле и касательно которого позже появились сведения о его деятельности в качестве информатора западногерманской Федеральной разведывательной службы (БНД). Даже свидетели на политических процессах живут в опасности.

Теперь дуйсбургский историк Андреас Крамер (49 лет) после смерти своего отца пролил свет на этот террористический акт. В интервью мюнхенской газете АЦ 5 мая 2013 года он сказал: «Мой отец нанял Гундольфа Кёлера и вместе с ним изготовил бомбу. … Теракт был целенаправленной и долго готовившейся акцией БНД, на которую работал мой отец и также действовал по ее приказу. Его работа (как офицера) в Бундесвере была превосходным прикрытием. Однако, начиная с середины 1960-х годов, он был в первую очередь агентом Федеральной разведывательной службы… Террористические акты должны были смутить население, вселить в него неуверенность, и содействовать призыву к созданию сильного государства… Он приобретал через Бундесвер большое количество вооружения и боеприпасов. Стрелковое оружие, гранаты, противотанковые гранатометы, взрывчатка. Все это пряталось в тайных, в большинстве случаев подземных хранилищах, и в случае вторжения Советского Союза должно было оказаться в распоряжении подразделений «Гладио» для осуществления диверсий. Мой отец, насколько я от него знаю, занимался как минимум 50 такими складами. Он продолжал делать это также и позже (после 1980 года) … В Люксембурге процесс в настоящее время проходит против двух бывших полицейских из элитного подразделения, на которые возлагают ответственность примерно за двадцать терактов с применением бомб в середине 1980-х годов. Также в этом случае мой отец играл значительную закулисную роль. Меня даже подробно допрашивали об этом как свидетеля под присягой…» Крамер пока еще жив, его показания ни к чему не привели.

Как обычно, много других странностей (например, убийство Херрхаузена) невозможно расследовать в Федеративной республике, чтобы не осталось сомнений. Расследование в деле о теракте на Октоберфесте теперь хочет подтолкнуть снова художественный фильм Даниэля Харриха «Слепое пятно», показ которого в кино начнется 23 января, и этот фильм уже оказал некоторое воздействие. Потому что примерно за три недели до премьеры один из некогда подозреваемых, Карл-Хайнц Хоффман (76 лет, Военно-спортивная группа Хоффмана (в СССР его фамилию писали как «Гофман» – прим. перев.)), подал заявление в уголовную полицию города Бамберг на некоего бывшего агента ведомства по охране конституции земли Северный Рейн-Вестфалия из-за подозрения в групповом убийстве. А как обстояло дело с агентами в руководстве НДП?

На такой же основе можно было бы снять фильм об афере вокруг Союза немецкой молодежи (BDJ) в 1952 году. Руководитель Технической службы (TD) этого BDJ, Ганса Отто, хотел тогда покинуть эту организацию и сообщил при этом уголовной полиции о больших складах с оружием. Затем несколько членов TD были арестованы. Когда выяснилось, что группа ежемесячно получала 50 000 немецких марок (до 1952 весьма значительная сумма) от американских служб наряду с оружием и боеприпасами, процесс в Карлсруэ быстро окончился, и всех подсудимых отправили домой. Гессенский премьер-министр Г.А. Цинн тогда решился предположить, что это внезапное освобождение можно было бы объяснить, только если подсудимые действовали «по заданию американских спецслужб». Такое высказывание сегодняшние немецкие политики, наверное, уже не рискнули бы сделать даже в частном телефонном разговоре – вероятно, так как они опасаются, что против них используют американский беспилотник; привет вам от АНБ.

Все это и многое другое обнаруживает ряд параллелей с нынешними процессами Национал-социалистического подполья (NSU), на которых представители обвинения все сильнее покрываются холодным потом при попытках скрыть роль служб в этих убийствах, осуществленных преимущественно в целях пропаганды. Так как прокуроров в ФРГ водят на крепком поводке министерств, неприятные аспекты этого инцидента могут вскоре исчезнуть под «формирующим сознание» ковром.

Чтобы освободиться от возможной связанности внешнеполитическими указаниями, подумайте о «гражданском» деле Густля Моллата. В нем банку при участии правительства почти удалось скрыть перемещение «черных» денег и похоронить «правдоруба»-разоблачителя с помощью профессионально-медицинских экспертиз в судебной психиатрии. Без поддержки экспертных заключений у судов, от земельного суда Нюрнберга-Фюрта, исполнительной палаты земельного суда Регенсбурга при участковом суде Штраубинга до сотрудничества между палатой приведения в исполнение наказания земельного суда Байройта и Первой коллегии по уголовным делам верховного суда земли Бамберг псевдолегитимность приговора о направлении Моллата в психиатрическую клинику тюремного типа и долговременных решений не могли бы иметь места.

«Профессиональная экспертиза» в другом месте узаконит ограбление граждан с целью спасения климата и энергетического поворота в пользу небольшой группы привилегированных. А как обстоит дело с такими «экспертизами», показал на своем примере берлинский старший прокурор Детлеф Мелис, который должен был по поручению ООН расследовать убийство бывшего ливанского премьер-министра Рафика Харири в мае 2005 года. В его докладе в конце 2005 года без каких-либо доказательств сообщается: «Без согласия высокопоставленных чиновников сирийских органов безопасности и без соучастия их партнеров в ливанских секретных службах» планирование теракта не было бы возможным. По сути он опирался на высказывания неоднократно осужденного мошенника Сухейра аль-Садика. Его на прокурора вывел сирийский диссидент Рифат аль-Асад, «мясник Хамы», дядя и соперник президента Башара аль-Асада, который сегодня борется с правительством в Дамаске (как вознаграждение за давно назревшее осуждение за преступления против человечности, ср. Spiegel Online. 22.10.2005).

Берлинский старший прокурор не удосужился использовать в своем расследовании стратегический документ рабочей группы «Новая израильская стратегия на 2000» за авторством Ричарда Пёрла (American Enterprise Institute), Джеймса Колберта (JINSA – Jewish Institute for National Security Affairs), Чарльза Фэйрбэнкса (Johns-Hopkins-Universität), Дагласа Фейта (Feith and Zell Associates), Роберта Лёвенберга (Institute for Advanced Strategic and Political Studies), Джонатана Торопа (The Washington Institute for Near East Policy), Дэвида Вурмсера (Institute for Advanced Strategic and Political Studies) uи Мейрава Вурмсера (Johns Hopkins University). Документ назывался: A Clean Break: A New Strategy for Securing the Realm («Полный разрыв: новая стратегия для обеспечения безопасности королевства» – да, именно «королевства»!), Washington, Institute for Advanced Strategic and Political Studies, 1996. Там, среди прочего, говорилось: «(Израиль должен) отвлечь внимание сирийцев, используя ливанских оппозиционеров для того (!), чтобы ослабить сирийский контроль над Ливаном». И ведь как раз точно это и произошло с убийством Рафика аль-Харири, которое способствовало началу «Кедровой революции» и образованию направленного против Сирии «Союза четырнадцатого мая». В дальнейшем в «стратегическом документе» сообщается: «Тем важнее, что Израиль, само собой разумеется, заинтересован в том, чтобы дипломатическими, военными и стратегическими средствами поддерживать действия Турции и Иордании против Сирии. К этому относится заключение и поддержание союзов с арабскими племенами, область которых достигает до Сирии и которые враждебно настроены по отношению к правящей элите Сирии».

Берлинский старший прокурор предложил свои услуги для этого задания той работой, которую он выполнил в связи с терактом 5 апреля 1986 года в западноберлинской дискотеке «La Belle», которую посещали «в большинстве случаев цветные» американские солдаты. Тогда задача состояла в том, чтобы возложить ответственность за это преступление на неформального главу Ливии Каддафи как на закулисного кукловода четырех осужденных преступников. Потому что на следующий день после теракта всеведущий президент США Рейган уже знал, что за преступлением стоял Каддафи и 14 апреля приказал 24 американским истребителям-бомбардировщикам из Великобритании нанести бомбовые удары по ливийским городам Триполи и Бенгази, однако, не попал в обвиняемого, хоть и убил его дочь (сегодня это происходит более прицельно благодаря беспилотникам – как прогресс «цивилизованного мира»). 24 июня 2004 года Федеральный суд подтвердил, наконец, утверждение берлинского прокурора, «что настоящие главные преступники – ливийские кукловоды и подстрекатели – не предстали перед судом».

Как известно, существуют поздние последствия стратегического документа и приговора по делу Харири: министр здравоохранения Сирии доктор Саад аль-Найеф 22 декабря 2013 года сообщил делегации из Австралии, что пользующиеся зарубежной поддержкой террористы с помощью двух заминированных грузовиков полностью разрушили больницу Аль-Кинди в Алеппо, причем весь персонал погиб при взрыве. С начала боевых действий «мятежники» НАТО систематически атаковали больше чем две трети всех общественных больниц Сирии и убили более трехсот докторов и санитаров. Война в Сербии, очевидно, не давала таких результатов столь же открыто, но зато куда хуже обстояло дело с войнами в Афганистане, Ливии и в Ираке, а теперь в Центральной Африке, Южном Судане и Сомали. Куда бы ни вмешивался Запад (в смысле «стратегического документа»), там начинаются хаос, убийства и гражданская война между религиозными и этническими группами, которые раньше относительно мирно жили друг с другом. Но виновны в этом всегда только другие.

Так что же удивительного, что институт изучения общественного мнения Гэллапа (Win/Gallup International) в своем ежегодном отчете End of Year survey пришел к результату, что во всем мире население в 65 странах (однако, не в Германии!) «by a landslide» – со значительным перевесом – считает США «самой большой угрозой миру в современном мире» («greatest threat to peace in the world today») – и все больше также и их пособников в Берлине.

11 января 2014 г.

Источник: http://www.spatzseite.com/2014/01/wie-lippenstift-auf-einem-schwein/

---
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments